Главная » ПЕНСИИ » Максим Кваша о просветительском проекте «Пенсионная грамотность»: «Мы научились говорить о болезненных вопросах так, что это не вызывает отторжения»

Максим Кваша о просветительском проекте «Пенсионная грамотность»: «Мы научились говорить о болезненных вопросах так, что это не вызывает отторжения»

На днях был опубликован полный пакет материалов просветительского проекта «Пенсионная грамотность». Его центральная идея: благополучная старость доступна не только избранным, но и подавляющему большинству российских граждан, но эта цель требует переосмысления нескольких жизненных стратегий – собственно пенсионной, образовательной, трудовой, финансовой, жилищной, семейной, а также отношения к собственному здоровью. Почему этот продукт уникален не только для российской, но и мировой практики, как он может быть использован большими и маленькими компаниями, некоммерческим сектором, и зачем нужен простым людям, Лаборатория пенсионной реформы обсудила с одним из его авторов, вице-президентом АО «КРОС» Максимом Квашой.


Максим, проект «Пенсионная грамотность» осуществлен при поддержке проекте Минфина и Всемирного банка по повышению финансовой грамотности населения. Темы смежные, но все-таки разные… Или нет?

Я глубоко убежден, что идея подготовки к благополучной старости должна быть одной из главных целей государственной социальной политики и даже шире – некоего общественного консенсуса. На самом деле пропаганда финансовой грамотности во всем мире – и это не совпадение – началась, когда пришло понимание того, что в связи со старением населения традиционные пенсионные системы в долгосрочной перспективе неустойчивы, что неизбежно придется дополнять обязательные механизмы пенсионного страхования гораздо большим объемом частных сбережений. А это значит, что навыки долгосрочного финансового планирования становятся главным элементом «финансового здоровья».

А как возникла сама идея?

Окончательное понимание, что именно пенсионный вопрос – центральная проблема, ко мне пришло довольно анекдотическим образом. В 2012 году я работал в Коммерсанте, экономическим редактором покойного журнала «Деньги» и мы выпустили заметку «Generation без П», которая начиналась словами «пенсии не будет» – преувеличение, конечно, но в контексте обсуждения очень долгосрочных перспектив – допустимое. И был спор с главным редактором журнала, ему казалось, что пенсионная тема – скучная, у заметки будет мало читателей. Оказалось, что он не прав, заметка собрала рекордную аудиторию, стало понятно, что мы «попали» в очень глубокие страхи нашей аудитории.
А уже потом – в ходе нескольких проектах по финграмотности, в которых я участвовал, – стало понятно, как надо «переводить» эти страхи в конструктив, как говорить о финансовом ЗОЖ, так чтобы это слышали не только самые продвинутые в финансовом плане граждане, но и самые обычные. В конце концов, это понимание и превратилось в наш проект «Пенсионная грамотность».

И вы считаете, что пенсионное планирование — главный компонент этого «финансового ЗОЖ»?

Да. Это самая большая и самая долгосрочная цель личного финансового планирования. В нашем курсе есть таблица с финансовыми оценками различных жизненных целей – создания подушки безопасности, улучшения жилищных условий, образования детей и т.д. Забегая вперед, этот слайд на наших тренингах  вызывал  фантастический интерес у участников – люди вроде бы и понимают, что это все дорого, но навыка «посчитать» у большинства все же нет.

Но самая сложная финансовая цель – накопления на старость. Если исходить из социологии, anecdotal evidence и мировой практики, чтобы сохранить приемлемый и привычный уровень жизни в пожилом возрасте, человек должен располагать сбережениями порядка 10 годовых доходов. Для российского среднего класса это, как минимум, 5-10 млн рублей – огромные и считающиеся недостижимыми накопления.

Для подавляющего большинства наших граждан даже 1 млн рублей сбережений – уже огромные деньги. При этом люди часто не понимают, что эта сумма категорически недостаточна, чтобы обеспечить солидную добавку к государственной пенсии.

Читайте также:  Пенсионная реформа: Даже в 1941-м щадили стариков

«На пальцах» арифметика здесь проста – человек в среднем живет после окончания трудовой деятельности примерно 20 лет, 250 месяцев, миллион делим на 250 – получаем 4 тысячи. Подавляющее большинство российских граждан (старше среднего возраста, для тех кто моложе неопределенность гораздо выше) может рассчитывать на госпенсию в диапазоне 15-20 тысяч, но хотело бы иметь доход порядка 40 тысяч. Собственно, вокруг того,  как закрыть этот разрыв в 20-25 тысяч в месяц (сегодняшних, в ценах 2020 года – мы постоянно об этом оговариваемся) и строится наш разговор на тренингах и семинарах.

И как же закрыть этот разрыв? Откладывать на пенсию до трети доходов, примерно столько же  в сумме на другие жизненные цели – выглядит и правда нереально?

Конечно. Именно поэтому мы обсуждаем и трудовые стратегии, и возрастную динамику доходов, и доступность различных финансовых инструментов, и существующие налоговые льготы, и вроде бы довольно простые понятия – инфляцию, реальную ставку, сложный процент. Но судя по реакции наших участников, им это очень полезно – кто-то просто об этом не задумывался, для кого-то все это перестало быть чистой теорией, когда оказалось применимо к их жизни, к их настоящим страхам.

Ну и отдельный акцент – к отношениям в семье как к своеобразному контракту и на отношении к жилью как к капиталу. Мне кажется нашей большой удачей, что мы научились говорить об этих очень болезненных вопросах так, что это не вызывает отторжения у слушателей.

Это история – про перевод с макроэкономического на личное: жилье – основной капитал российских семей, сбережения в банках – порядка 30 трлн руб., причем распределены очень неравномерно, а примерная (на салфетке) оценка их недвижимости – на порядок больше. Многие будущие пенсионеры, если могли бы превратить этот капитал в доход, не боялись бы нищеты в старости.

Но для этого нужно изменить отношение к жилью как к чему-то бесценному и сформулировать позицию – оставляю ли я наследство. Иначе многие умрут в бедности и раньше чем могли бы, но передадут квартиру детям.

И второе, что, как нам кажется, нужно изменить – отношение государства к этой проблеме. Мы, признаюсь, были удивлены, когда поняли – с каким интересом участники наших тренингов встречали рассказ об обратной ипотеке. Спрос на безопасный и честный механизм превращения единственного жилья в доход не просто есть, по нашим представлениям он огромный и введение механизма обратной ипотеки стало бы существенным вкладом в решение серьезных социальных проблем.

Что дальше?

Мы, безусловно, намерены развивать и масштабировать наш проект. Мы изначально создавали материалы как своеобразный «конструктор», который позволяет использовать их для различных популяризационных и образовательных проектов. Причем не просто для повышения пенсионной грамотности, но и для помощи тем, кто распространяет эти идеи – в каком-то смысле это идея поддержки «последней мили». Судя по тому, с каким интересом наш проект встречен слушателями и экспертами, уже ознакомившимися с материалами, работы впереди очень много.

На сайте «Пенсионная грамотность» вы можете посмотреть все материалы проекта. Записи вебинаров и короткий видеокурс доступны на youtube-канале «Пенсионная грамотность».  

Источник